Так называемые парадоксы автора, шокирующие читателя,
находятся часто не в книге автора, а в голове читателя.
(Фридрих Ницше)


http://static.diary.ru/userdir/1/0/5/9/1059411/45082723.jpg

Добро пожаловать в мою скромную обитель!

Давно я ее забросила, теперь приходится снова поднимать на ноги.....

Не стесняйтесь и чувствуйте себя как дома =)))

Ниже будут представлены не только события из моей жизни, но и фанфики по "Наруто".

Так что, кто заинтересован - читайте и комментируйте =)
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:50 

Друзья - недруги

RainyLegend
Когда друзья предают – это серьезно.
Тогда зачем нам такие друзья, что могут подвести в любую минуту, зачем?
Когда предают ЛУЧШИЕ друзья, становится намного хуже. Вот вас когда-нибудь предавал лучший друг?
Вопрос: что вы испытывали при этом?
Оргазм? Истерика? Смех до коликов в животе?
Знаете, оно и неприятно, зато вы узнали суть этого человека, его смысл. А о таких людях жалеть не нужно….

@музыка: Fleur - Друг, который никогда не предаст

@настроение: Пополам

@темы: Друзья, враги, справедливость

10:27 

lock Доступ к записи ограничен

RainyLegend
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:30 

lock Доступ к записи ограничен

RainyLegend
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:59 

Обретая старых друзей

RainyLegend
Поговорили сегодня с Аней, на душе сразу так легко стало))). Вот она, великая сила дружбы. Больше всего не жалею о двух вещах: о том, что некогда добавила Аню и Киру в аську, и о том, что люблю этих двух человеГГГов. Ну такая я, в общем-то, сентиментальная что ли)))
Может, мне как-нибудь Оду Дружбе замутить, как вам моя идея, дорогие ПЧ?


Кира, Аня, извините, но это была единственная картинка, где были нарисованы три девчонки, олицетворяющие дружбу))))

@музыка: Sophie Ellis-Bexter - Heartbreak Make Me Dance

@настроение: Превосходное))) ну как всегда, в общем-то

@темы: Дружба, лучшие друзья, любовь на расстоянии

21:48 

Мои прозвища

RainyLegend
Как меня только не называли!
Самая первая кличка, которой я была удостоена – Сушка. Видите ли, у всех моя фамилия, Цушко, ассоциировалась только с этим хлебобулочным изделием. Катастрофа! Если ко мне обращались, то обязательно говорили: «Инка-Сушка».
Второе мое прозвище было более обидным. Хотя, как говорится, каков автор, таков и текст, так что можно просто позабыть о подобном. «Бабуин» - клевое прозвание? В его основу полегли реальные события: я некогда ходила на дзюдо. Вот тебе и «бабуин»!
А сейчас я даже понять не могу, почему соседские пацаны гопники всегда, когда я прохожу мимо, произносят слово «динозавр». Или у них речь не отличается богатством, что они разговаривают только об этих пресмыкающихся, или это моя новая кличка.
Весело живется….
Однако я же знаю, что я не зеленый и не страшный, а очень даже наоборот. Значит, все-таки, прозвища даются красивым людям из зависти =)

@музыка: Город 312 - Фонари

@настроение: Отличное! Заразное!

@темы: Прозвище, жизнь, красота

17:00 

Как приятно!

RainyLegend
Думала, мое возвращение протечет так же, как клей – незаметно. Думала, уже никто не будет помнить, знать, что была какая-то блудная Легенда…. Однако…. Спасибо большое LenXen! Ты вживила в меня новые силы =)

@музыка: Flo Rida feat Wythner Gordon - Sugar

@настроение: Отличное =) ну как всегда

@темы: Фанфики, друзья, счастье - есть

15:11 

Первое вдохновение

RainyLegend
Ликую, так как я возвратилась в творчество после продолжительного кризиса. Любой писатель меня поймет: отсутствие идей, ноль вдохновение, нежелание писать. Первый раз столкнулась с этим настолько серьезно. Но, скажу, вышла я из кризиса удачно. Написала Кире – и прорвало! Теперь от моих фанфиков не будет отбоя.
Кир, спасибо тебе за столь прекрасный подарок!

@музыка: Мумий Тролль - Утекай

@настроение: Отличное =)

@темы: Вдохновение, Фанфики, друзья

01:22 

RainyLegend
Ых, давно же я здесь не была. Ну что же. Я с новым мини

Название: Лампада
Автор: RainyLegend
Бета: я
E-mail: tabita312@mail.ru
Фендом: Samurai Champloo
Жанр: хотела написать юмор, но не получилось. Настроение не то.
Персонажи: Фоу, Дзин, Мугэн.
Пейринг: Основного нет, есть только намеки))).
Рейтинг: PG
Саммари: Свет печальный и глубокий от луны и звезд далеких. Только тусклая лампада не горит, как надо.
Дисклеймер: отказываюсь
Предупреждения: ООС; AU
Статус: закончен
Размер: мини
Размещение: нельзя, где надо, сама размещу
От автора: Об ООС – Я описала персонажей такими, какими их сама вижу. О вкусах не спорят. Поэтому если вам сразу не понравится, можете не читать и не засорять себе моск. Это мой первый фик по данному фендому. Поэтому, может быть, вышло совсем не так хорошо, как хотелось бы.
Посвящается: кому он еще может быть посвящен, если не моей дорогой Мистерии? Солнце, именно для тебя!

Фоу лежала на боку и внимательно вглядывалась в щель между створками сёдзи. Что скрывается в этой темноте? Может быть, там мирно спит Дзин, сложив голову на руку, или неустанно храпит Мугэн, толкая Дзина во сне. Там все так загадочно и в то же время ясно. Стоп, Мугэн вроде как ушел на улицу красных фонарей?
«И почему мне не спится? Кажется, день выдался очень напряженный, и я должна была устать. Эх, а еще этот гад Мугэн ушел покупать женщину….»
Девушка напряженно намотала прядь чистых шелковистых волос на точеный палец и, вздохнув, опустила руку. Прядь тут же распустилась, ровно ложась на подушку. Если бы этот болван сейчас находился здесь, он бы начал веселить Фоу своими шуточками про серьезность Дзина или про ее плоскую грудь. Но он развлекается какой-нибудь красоткой с крутыми бедрами и большой грудью. Девушка сжала маленький кулачок и перевернулась на другой бок.
«Нет, это же не ревность. Просто я беспокоюсь о нем, как о друге…. Стоп! Когда это он успел стать моим другом? Он же бабник и дурак, эгоист и растяпа!»
За спиной послышался скрип, и в комнату ввалился предмет размышлений девушки. Пространство завибрировало, воздух наполнился отчетливым запахом сакэ.
- МУГЭН! – Фоу, испугавшись, вскрикнула от неожиданности и, поджав ноги, натащила на себя одеяло, - какого черта ты зашел в мою комнату!
Волосы парня стояли торчком, очень напоминая копну сена. Его губы, вздрагивая, расплылись в мечтательной улыбке. Казалось, ему снится прекрасный сон, где он…. Неважно, где он.
Парень прислонился к стене и со свистом сполз по ней. Теперь комната содрогалась от сильного храпа, который был подвластен только Мугэну. Фоу облегченно выдохнула и отвернулась.
«Ну вот, сразу же заснул. Что он за человек такой, спрашивается? Шлялся всю ночь неизвестно где, пришел пьяный, ввалился в мою комнату и храпит! А я девушка, мне нужно спать!»
Фигура брюнета задвигалась, и из груди его вырвалось нечто похожее на мычание коровы. Девушка насторожилась и нервно сглотнула, рефлекторно зажмурившись. Среди молчания стало слышно, как бьется ее сердце.
- Ну что, он опять пьян? – высокомерно и холодно поинтересовался вошедший в комнатку Дзин. Он явно только что вышел из горячего источника, о чем свидетельствовали его мокрые волосы и серый халат, - эх, какой же он болван.
Длинноволосый подошел к храпящему Мугэну и поднял его. Он увидел, что лицо спящего светилось от счастья. «Точно идиот», - подумал Дзин и хмуро изогнул бровь. Держа напарника за спину одной рукой, он поправил очки другой. Его задумчивое бесконечное молчание убивало, но что можно поделать, если это его кредо?
- Спокойной ночи, Дзин, - на щеках Фоу играл нежный румянец. Она с обожанием смотрела на самурая, отступника, убившего своего учителя.
- Ммм, - просопел во сне Мугэн, разбивая идеальную тишину, нависшую над головой.
Дзин подхватил напарника, сильнее натаскивая его на плечо.
- Какой же он тяжелый, - пожаловался парень и затушил лампадку.
Непроницаемая темнота поглотила силуэты двух самураев, пытающихся выбраться через весь аврал. Какие-то непонятные шорохи, сопение Мугэна, брань Дзина – все слилось в единый шум, атакующий голову Фоу.
- Крошка, ты такая….
- Да, однако ты действительно еще больший придурок, чем я думал.
Девушка обреченно вздохнула.
«И так каждый день. Вот и что мне с ними делать, а?»

16:25 

Странники Бесконечной Дороги (глава 9)

RainyLegend
Глава 9.


О мой ловец стрекоз!
Куда в неведомой стране
Ты нынче забежал?


Они вновь продолжали свой путь, расчерчивая шагами бичеванную дождями дорогу. Два странника, окутанные дымкой пугающей неизвестности, два смутно очерченных силуэта, чернеющих вдалеке, на линии горизонта. Одна душа, разделенная по двум телам. Девушка, ищущая опоры только в своем спутнике, и парень, доверяющий только спутнице. Они были людьми, которые могли положиться только друг на друга.
Странники шли по безлюдному, негостеприимному городу, где царили покой и тишина, умиротворенность и безмятежность, сливающиеся в одно целое и превращающиеся в необычное музыкальное произведение. Как по нотам разыгранное, оно умиляло слух, и в то же время пулей пролетала сквозь сердца. То, что некогда снилось друзьям незабытого детства: Нагато, Конан и Яхико - постепенно стиралось из памяти, обрывками устилая сквозной путь.
Невольная слеза катится по щеке, когда вспоминаешь друга, безвозвратно ушедшего из этого бренного мира из-за неосторожного действия друга. Становится вдвойне больней, сомневаешься в правильности этого мира, но все же идешь к цели. Ведь ты давал обещание отомстить за смерть, чего бы тебе это ни стоило…
Когда пытаешься распутаться из оков шального увлечения, будь то разочарование в жизни, любви или человеке, они будто чувствуют и сдавливают тебя сильнее. Нести свой крест становится легче, если принимать свою судьбу такой, какая она есть. Но лишь бездарный покоряется течению, словно сухой лист в водовороте, отдаваясь на волю плещущей воды.
И они не повиновались, потому что это было бы бессмысленно, как бессмысленна смерть с ее окаменевшими очертаниями.
- Нагато, - тихий, но отчетливый женский голос обратился к мужчине в черном плаще, - мы должны найти гостиницу.
Настойчивая, маленькая белая рука схватила спутника за рукав одежды, немного оттягивая на себя шелковистую ткань. А холод, заставляющий людей с собственной крышей над головой топить печи в домах в попытке получить тепло, улучил случай, забираясь под тонкий плащ, вызывая на коже рябь, чтобы все чувствовали дыхание грандиозной власти зимы. Ветер покрывал еще не совсем озябшие тела путников ледяными поцелуями, выискивая на уже ничего не чувствовавшей коже уязвимые места. Хотя, что может чувствовать человек, смысл жизни которого – месть Вселенной за ее благополучие без его участия?
Посиневшие губы ловили безвкусные дождевые капли, в которых как в маленьких хрупких зеркалах можно было видеть свое отражение.
- Нагато, - снова заговорил голос, - ты слышишь меня?
Звуки сопровождались приглушенными падениями капель по разъяренным лужам, которые не желали смиренно высыхать, а все пополнялись и пополнялись влагой.
- Да, - ответил парень и вновь погрузился в раздумья. «Я Бог, которому суждено очистить этот мир от скудости смысла, и я добьюсь всего, что задумал. Биться во имя мести, что может быть слаще и в то же время мучительней? Весь мир поплатится за свою радость, во всех домах будет загораться скорбный свет, все ощутят мою силу и прочувствуют боль, которую испытал я. Адскую боль, которая заставила меня повзрослеть. Все повзрослеют».
Год за годом эти с виду неприметные люди выжигали из своих сердец остатки человеческих чувств и слабостей, чтобы не испытывать над собой насилия. Они вместе пережили все бедствия, вместе странствовали и разделяли одну жизнь, связанные друг с другом навек, и эта ноша сплотила их еще сильнее, нежели в годы войны, и теперь ничто не может разлучить их. Два небожителя, которые некогда были обречены на муки мирские, обрели невозмутимый покой друг в друге.
Они пронеслись через все, что могло уничтожить их еще в детстве: ложь, предательство, войну, смерть родных и близких. Каждое потрясение оставляло в их памяти шрамы, ведь слишком долго они боролись за свое место под солнцем, оставляя за собой кровавый след.
Бог и его Ангел. Два слова, прорезающие воздух во мгле, устрашающе раскатывающиеся эхом по закрытым пространствам. Они не признаны, но в душе каждый знает, насколько правдивы они. Их боятся, им молятся, на них возлагают надежды, но они лишь девушка и парень, которым нужны только собственные чувства.
Конан потянулась к напарнику, открывая свое лицо из-под черного, мрачного капюшона. Бесстрастное лицо выглянуло из-под ткани, неулыбчивые губы едва видимо сжимались под натиском ветра, а голубые глаза, окаймленные пушистыми длинными ресницами, печально глядели на спутника хозяйки. Когда-то в этих глазах блестела радость, радость сбыточных надежд, которую с годами разрушали люди. Когда-то эти глаза плакали, не скрывая боли. Сейчас же в их глубинах было погребено все, что случилось за все эти протяжные годы.
- Пэйн, - тихий голос порезался сквозь тишину, и руки, повинуясь зову сердца, сняли капюшон с сателлита и притянули его голову к себе. «Я дарую тебе минуты со мной, я единственный человек, который способен тебя понять. Ты не один в своем горе, мы разделим одну судьбу. Я охраняю твой покой». Жаркое дыхание невольно выбилось изо рта мужчины, обжигая замерзшие щеки девушки. И обветренные губы коснулись ее губ, поднося прекрасное ощущение. Языки приятно заиграли в едином танце, доставляя друг другу неопределенное наслаждение, во ртах разгорался огонь любви. Его частицы смешались и слились в одно целое.
Бог и его Ангел способны любить, но только друг друга. Другие недостойны этой сдержанной любви, не достойны даже знать о ее существовании. Смертные, не обретшие духовного бессмертия.
- Пэйн, мы должны найти гостиницу, - повторила свои слова Конан и отстранилась от друга, поправляя набившийся на шею капюшон. Ее мокрые губы пылали пламенем, и слабая, незначительная улыбка тронула их. Но все это теперь спрятано под маской фальши, и никто, кроме самой девушки и ее напарника, не может понять истины.
Теперь их путь лежал к гостинице, чтобы еще одну ночь скоротать под эгидой свободного бесстрастия. Насладиться только присутствием друг друга, только родными ароматами и гладить нежные губы. Конан прижималась к своему товарищу, давая понять, что, несмотря на все свои спокойные движения и помыслы, и Боги могут любить и быть любимыми. А разве нет?
Помещение, в которое они зашли, хорошего осадка на душе не оставило. В прочем, все гостиницы, в которых уже успели оставить свой след Бог и его Ангел, были построены по шаблону этой, но то, что они видели сейчас, являлось кое-чем более «оригинальным». Жалкие подобия масляных флигелей лили свой желтый, невообразимо глухой цвет на пыльные полки, висящие над головой у смотрителя, который что-то усердно писал. Синие стены, полностью покрытые трещинами, не ассоциировались ни с чем хорошим, кроме как с судорожным холодом, который захватил Амегакуру.
Смотритель сразу заметил двух вошедших людей в черных плащах и живо потянулся, задевая своим торсом бумаги, лежащие на столе.
- Здравствуйте, - вежливо, но слишком фальшиво произнес парень, будто он был раздражен тем, что его потревожили. Самоуверенный взгляд выдавал его избалованность в детстве и крайний эгоизм, черты лица, ни капли не смягченные лампадным светом, злобно выставляли всю правду о своем хозяине. Впрочем, было достаточно и одной минуты, чтобы понять, что это за фрукт и с чем его едят, ну а для Пэйна это, тем более, кропотливого труда не представляло.
- Нам нужен номер, - сухо произнес Бог, придерживая воротник плаща, - всего на одну ночь.
Риннеган пристально вглядывался в серые глаза юноши, пытаясь высмотреть, что именно прячут эти зеркала души. Невозмутимость смотрителя удивляла – он совсем не отдавал отчета, кем является его собеседник, он просто бесцеремонно хлопал ресницами, накручивая прядь белесых волос на палец. В то же время, в его движениях читалась некая хитрость, которую до конца понять не мог даже Бог.
- Десять тысяч иен, - прикусывая ручку, сказал парень. Его эмоции не приобрели никакой другой окраски, просто коварство, наглость и небрежность в разговоре.
- Сколько?! – Конан непонимающе посмотрела на него и провела рукой по волосам, которые веяли свежестью дождя. Она не меняла выражения своего лица, но в душе взрывался невообразимый вулкан, не извергавшийся уже несколько лет со смерти Яхико, который собирался обрызгать пространство огнедышащей лавой. Сердце в груди клокотало, а дыхание недопустимо участилось, выдавая неприятность царившей здесь обстановки, но никаких чувств не отображалось на лице. Конан, удивительная девушка, похоронившая свои эмоции глубоко в сердце, куда имел доступ только ее напарник.
- Не нравится, ищите другую гостиницу! – разъяренно вскрикнул парень, шумливо вставая с места. Он крепко сжимал кулаки, ломая ногти под натиском ладоней, и невыносимо сопел, нарочито показывая свою ярость в отношении странников, как вдруг….
Конан прикрыла глаза рукавом, чтобы не видеть этой сцены, но тяжелые крики доносились до ушей, пронзая сердце тонким лезвием сострадания. Она не хотела, чтобы Пэйн мучил парня, сжимая его горло до победного конца, она лишь была возмущена этим отношением, которое послужило началом распри, но теперь остановить своего спутника она не могла, ведь Бог сам волен выбирать. «Нет, я не хочу! Нагато, не убивай его, не убивай! Я не могу вынести, как твои руки вновь и вновь обагряются кровью, я люблю тебя совсем другим! Не таким, нет!»
Девушка прикусила губу и сдавила ее зубами. Казалось, сейчас она прокусит ее, резкая боль прошлась по подбородку и под кожей, где покоились челюсти.
Внезапно ее испуг за жизнь неизвестного парня развеял приглушенный бас того мужчины в оранжевой спиралевидной маске, который неприметно сидел в углу за столиком.
- Я за них заплачу, - сказал он и бросил на стол не полностью закрытый мешочек с монетами, которые с тихим звоном упали на стол, - Пэйн-сама, последуем в мой номер.
Путники лишь непонимающе переглянулись, но все же прошли с ним, даже не смысля, почему идут. Наверно, скрытая в словах неизвестного выгода манила их, заставляя трогаться с места по одному лишь влечению. Но то, что им придется сегодня сделать главный шаг в их жизни, они не знали, как не знали и о многих других вещах. Но гению и его помощнице позволительно не знать того, о чем ведают рядовые.
Молчание сопровождало их весь путь, лишь короткие вздохи неизвестного мужчины периодически обрывали его, отчего тишина, лоскутами летящая от стен, глушила остальные эмоции.
Теперь несколько минут разделяло Бога и Ангела от решительной ступени. Пэйн незыблемо рассматривал маску незнакомца, предполагая, что под ней может скрываться – изъян ли, или в цели конспирации – но из отверстия, которое зияло на рыжей поверхности, смотрел красный глаз с непонятным для Бога рисунком. «Чего он хочет, и кто этот мужчина?» - мысленно перебирал все факты Пэйн, не показывая своего интереса к персоне таинственного. И бас, мягкий, бархатистый, развеял все думы Нагато, предоставляя ему еще раз задуматься.
- Итак, Пэйн-сама, я хочу предложить вам сделку, - начал мужчина, скрещивая руки на груди, - для начала я хотел бы представиться, ведь я не представляю для вас никакой заинтересованности без имени.
Глаз настойчиво и в то же время спокойно посмотрел на Конан, которая напряженно потирала ладонями, но все же не утрачивала своего хладнокровия:
- Вы меня, вероятно, не знаете, - сказал мужчина, - меня зовут Учиха Мадара, но ведь вам это ни о чем не говорит?
- Допустим, - раздраженно ответил Пэйн, - что вам от нас-то надо?
«К чему он клонит? Почему наше с Конан путешествие должно оборваться из-за какого-то незнакомца, который невесть что хочет от нас?»
Напряженная, пикантная пауза последовала за вопросом Нагато, выматывая разум, заставляя порассуждать и построить догадки насчет этого. Рыжеволосый Бог, сотворенный из воссоединения тела одного друга с душой другого, стоял сейчас в смятении, не зная, о чем подумать. Его спутница стояла чуть поодаль, остро, уже потеряв всякое обладание собой, и теребила в руках шелковую материю. Голубые глаза смотрели в пол, куда-то в сторону, будто сейчас Ангел находилась в невесомости, не думая ни о чем.
- Я – основатель преступной организации под названием «Акацуки», - промолвил Мадара, снимая маску так, что глаз, выглядывающий из отверстия, стал быть виден отчетливо, - Она только начала свою деятельность, а я не могу быть ее лидером. Мне нужен такой человек, как вы, - он подошел к впечатленному Пэйну и схватил его за рукав, - Сильный, смелый, жаждущий отомстить. И та, которая умеет укрощать буйный нрав своего спутника, - он кивнул в сторону недоумевающей Конан и отошел от них.
- Какая нам от этого выгода? – спросил Нагато, стряхивая с себя что-то, что могло остаться от прикосновения Учихи.
- Став Лидером Акацуки, вы обретете безграничную власть и сможете добиться своих целей.
Эти слова заставили Пэйна задуматься. «Добиться своих целей – означает отомстить всему миру. Я сожгу его в пепел и сотворю новый, без глупых людей и их безрассудных войн. Конан, мы сделаем это…»
- Я согласен, - сказал парень и замолчал. Теперь оставалось лишь провозгласить себя Лидером….

15:42 

~Welcome for New Constant Reader!~

RainyLegend
Добро пожаловать, Хьюга_Ханаби! Надеюсь, тебе понравится в моем скромном убежище)))

19:55 

Люди меняются....

RainyLegend
Я порхаю как бабочка! Уф, мда…. Со мной в последнее время точно что-то неладное творится. Это все *ука любовь виновата! Ах, я вообще себя не узнаю! Была скромной, спокойной, тихой пофигисткой, а сейчас??? Да я с цепи сорвалась! Держите меня, люди!

@музыка: Елка - Сука любовь!

@настроение: Прекрасное!

@темы: Любовь-морковь, парни, бабочки

23:02 

14 февраля - не день влюбленных....

RainyLegend
Итак, начну свою недовольную дискуссию с того, что день Святого Валентина прошел у меня коту по хвост. Во-первых, у меня ужасно болела голова. Во-вторых, мне сказали, что петь на утреннике я буду без аккомпанемента. А в-третьих… Меня не пустили на дискотеку! Настроение, в общем-то, паршивое. А на дискотеку не пустила классная, так знаете, из-за чего? Из-за того, что мой одноклассник распространил слухи, что русичку загрызли собаки! Да, поржали мы на славу, но пришлось поплатиться дискотекой. Ну и ладно, об этом я особо не жалею…. Все равно туда пошли одни отстойники. :crazy:

@музыка: HIM - You are the one

@настроение: Непонятное)))

@темы: Дискотека, день влюбленных, отстой.

18:46 

Сладкий яд

RainyLegend
Название: Сладкий яд
Автор: RainyLegend
E-mail: tabita312@mail.ru
Фендом: Наруто
Жанр: angst, психология, философия
Персонажи: не буду разглашать этой тайны. Прочитаете – узнаете.
Пейринг: нет
Саммари: Ложь. Она убивает медленно…
Дисклеймер: отказываюсь
Размещение: нельзя, где надо, сама размещу.
Предупреждения: ООС, расхождение с мангой.
Статус: закончен
Размер: мини
От автора: Хотела написать что-нибудь легкое, а получилось – как всегда… Очень неопределенно. С трудом можно понять, что я хотела этим сказать.
От беты: Где нашла, там исправила.
Посвящается: Konzaki

Она сидела на железной балке в обшарпанной комнате, закрывая покрасневшее, липкое от слез личико белоснежными руками с облезлым, обкусанным от волнения, а, может быть, и от отвращения, маникюром. Золотистые волосы налипали на мокрые глаза, оставляя на ресницах лишь отблеск мягких прядей, тушь, размазанная по лицу, вырисовывала на веках черные круги. И отчетливый пряный аромат цветочных духов с ноткой амбры, всего несколько часов назад радовавший и ее, и окружающих ее людей, смешавшийся с горько-солеными каплями слез.
Сейчас хотелось встать и, даже не приведя себя в порядок, бежать. Бежать без оглядки, к кому-нибудь, кому можно пожаловаться на скупой мир, дарящий ей один непокой. Кому можно доверить свою меланхолию и всю себя. С кем можно обрести безмятежность. Но таких людей нет, ведь никто теперь не верит в ее мольбы, просьбы, раскаяния. Медленно она разрушала своими собственными руками право на счастливую, настоящую жизнь. А вина всему – безумная ложь, проистекающая из безразличия.
Серые стены с ободранными обоями, унылые и печальные, навевали ей большую скорбь. Правдивую, заслуженную скорбь. Скорбь обиды, разочарования во всем. Казалось, что это бездна смотрит на нее, вглядываясь в ее глаза тысячами своих. Но она сама повинна в этом.
Некогда любая ее просьба была исполнима, каждое желание было доступным. Ей уступали, ее боготворили, ею восхищались, но…. Увы. Эти чувства и эмоции не оправдались. Ее ловили на лжи, но она упорно продолжала совершать то же самое. Несгибаемо, вновь и вновь. И в один момент чаша терпения оказалась исчерпанной.
Самодовольная эгоистка, она искала для себя обожателей, никогда не интересуясь, чего хотят они. И закончила ничем, потому что слишком много клепала. Притворялась. Попросту, врала всем без разбора. Родителям, друзьям, любимым мужчинам. Всем. Она думала, что все вокруг никчемные людишки, созданные лишь для того, чтобы удовлетворять ее потребности. Но каждое предложение, каким бы длинным оно не было, должно заканчиваться точкой.
Лживая и подлая – только эти слова способны охарактеризовать ее сущность, живущую в ней до сих пор. Ложь – это то, чем она давала начало развитию своих амбиций. Всегда, даже в малом пустяке она применяла свои козни и обман, все совершенствуя и совершенствуя, оттачивая не принадлежащее ей в корне мастерство. Бывало, что порок сам настигал и брал над ее разумом власть. Но чаще всего она сама возводила себе этот памятник, вырезанный из грехов.
А сейчас… в глубине души она его проклинает. Ложь, непорядочная, пустая ложь, вошедшая в ее обиход настолько прочно, что изгнать ее может только она сама. Никто из окружающих ее людей не в силах помочь ей. Так, может быть, она сама постарается это сделать, пока окончательно не ослепла от чернеющей действительности?
Обида поглотила ее сердце, вытесняя все остальные чувства. Обида на саму себя, хотя бы за то, что ничего не смогла с собой сделать и переступила опасную черту. За то, что в один момент лишилась всего, что имела. И виной всему снова ложь.
Бедная девушка, очерненная недостатком души. Это самое большое уродство при всей ее красоте, самая большая бедность при всем благополучии, и самая большая глупость при уме.
«Почему я не смогла остановиться в нужный момент? Из чего исходит этот порок? Я не обижена судьбой, но не могу совладать с собой. Что толкает меня на безрассудную, глупую ложь? Почему я не могу взять себя в руки и больше не лгать?»
Лишиться доверия – для нее это не пустой звук, рассеивающийся в пространстве или гаснущий во мраке, а отголосок ангела, живущего в ней, в конце концов, не дьявола. Доверие было призрачное, всего лишь тонкая нить, связывающая девушку с другими людьми. Нить безнадежно растраченного доверия, разорвавшаяся посредством ее неосторожного обращения с ложью. Она слишком любила ходить по лезвию остро отточенного кинжала – одно неверное движение, и ты можешь изрезать в кровь ноги или упасть с пьедестала. Но она поддалась искушению - ложь восторжествовала.
Лишиться всего – легко. Особенно, когда доставалось не кропотливым трудом, а удовольствиями. Мы зарабатываем доверие ценой собственных лишений и страданий, а ей все было даровано одним мгновением. Проявление чьей-то любви, казавшейся ей лишь затягивающей паутиной.
Она просто испытывала чужое терпение, будто вся жизнь – беспечная, тихая игра. Не смотрела вдаль, не давала отчет о последствиях. Не сдерживала себя. Любила только себя.
И теперь эти осколки чьего-то добра - невесомые осколки, разлетевшиеся в разных направлениях – в течение долгого времени снова надо собирать по крупицам. Взмахивать крылами, бороться с нарастающей бурей намного труднее, чем отдаться на милость урагана. Это закон, не имеющий компромиссов.
Остановись на мгновенье и посмотри на смеркающееся небо, окропленное стаями звезд. Видишь, там, над горизонтом виднеется созвездие? Мне не знакомо его название. Но я точно знаю - оно похоже на тебя, такое же непостоянное и прекрасное. Вдохни полной грудью этот животворящий, благоухающий воздух. Жизнь безо лжи в тысячу раз прекрасней. Не так ли, Ино?

18:44 

Призраки

RainyLegend
Название: Призраки
Фендом: Наруто
Автор: RainyLegend
E-mail: tabita312@mail.ru
Жанр: deathfic, драма
Персонажи: Микото, Саске, Итачи.
Пейринг: нет
Рейтинг: G
Саммари: Не давайте плакать матерям….
Размер: мини
Предупреждение: возможен ООС, (хотя как без него, родимого), сюжет не пересекается с мангой.
Размещение: только с моего разрешения и только с данной шапкой.
От автора: Для тех, кто забыл, кто такая Микото, напомню – это мать Саске и Итачи. Такое настроение было сегодня, вроде бы и прекрасный день, но в то же время одолевает грусть. Решила затронуть тему, несколько иную, чем в моих предыдущих фиках. В общем, не буду докучать, читайте и оценивайте.
От беты: Не знаю, каково Ваше мнение, но мне это произведение понравилось. Ошибок было мало, так что моя помощь была почти не нужна.
Посвящается: Моей любимой Мертвой Романтике, или просто Кайт, которая всегда понимает меня и готова поддержать в любую трудную минуту.

Призраки


Солнце спускалось к горящей красным пламенем линии горизонта, заливая печальным светом переполненную жизнью Коноху. Пушистые облака размеренно и безразлично ко всему проплывали над головой, наблюдая за событиями, происходящими в деревне, скрытыми за высокими воротами, но в то же время такими открытыми для них.
В этот день проходил праздник любования кленовыми листьями. Праздник, которому были рады все жители, к которому готовились прекрасные куноичи и отважные мужчины. Которого с упоением ждали подрастающие шиноби, и через рубеж которого старики отсчитывали еще один год своей долгой жизни. И лишь одна женщина не спешила идти праздновать.
Зима дышала прямо в лицо, предупреждая жителей о своем скором наступлении, на деревьях тлели последние золотистые листья, считавшиеся символом уходящей осени. Но власть холодной королевы чувствовалась лишь мгновенными порывами леденящего ветра да меркнущим солнцем. Еще теплый в этот раз ветер, скорее всего, угасающе теплый, теребил длинные женские волосы, кажется, черные с синим отливом. Слезы ручьями лились из потускневших от частых, постоянных рыданий глаз. Веки, очерченные черными кругами и набухшими мешками, вздрагивали от очередного проявления воспоминаний.
Некогда красивая женщина, из-за которой боролись два любящих сердца, два представителя сильнейших кланов Конохи – Учиха и Хьюга, которая так безвозвратно превратилась в скорбящую старуху с разрушенной судьбой, сидела сейчас на кладбище и обнимала могильный камень.
Микото, Учиха Микото. Мать, не находящая себе покоя в мире живых и вынужденная приходить к мертвым, чтобы почтить их память. Два ее сына, погибшие при каких-то странных обстоятельствах, для нее все еще живы. «Итачи, Саске… Почему, почему вы оставили мать свою одну? Я могла бы пережить и смерть родителей, и смерть мужа, вашего отца, но не вашу. Мать, которую судьба лишила смысла жизни, отняла сыновей, - я, Микото Учиха, - нахожу это существование пустым и бесполезным. Вы были единственной отрадой, единственным утешением моей жизни, но вы покинули этот бренный мир. Судьба отобрала моих драгоценных мальчиков. Саске, Итачи…. Нет, вы не погибли, вы живы в моей памяти!»
Женщина сжала в своих объятиях шершавый, но отполированный памятник с рельефной поверхностью, и от этого соприкосновения становилось все недужнее. Слезы новым потоком полились из болезненно зажмуренных глаз. Туманная пелена застилала зрачки, и видимость оказалась такой мутной, будто это все было увидено через очки с запотевшими стеками. Горькие, обжигающие, как раскаленное железо материнские слезы оставляли на морщинистой коже влажный след.
Микото подняла голову и посмотрела вдаль, на небо. Померещилось или, может быть, действительно произошло? Непонимание приковало к месту, затрудняя прерывистое дыхание. Снисходит свет? О, что это? Женщина опешила и схватилась за горло. Что-то внутри давило и сжимало в охватах. Яркая вспышка, парализующая, приковывающая к себе взгляд. Два силуэта в мирских одеждах приближались к ней. Два беззаботных, спокойных лица, взывающие к небесам. У одного из них, что повыше, разлетались не очень длинные, черные как смоль волосы, такие же, как и у мужа Микото. Две продолжительные морщины, берущие свое начало у основания переносицы, и взгляд – холодный, полный бесстрастия и, даже, некой решимости.
Другой, практически подросток, такой же, как у идущего рядом мужчины взор, и выражение лица, и светящаяся аура. И одно лишь различие, помогающее осознать разницу между этими лучистыми, смутно очерченными силуэтами – у меньшего волосы Микото. Черные с синими переливами.
Они шли медленно, выделяя каждый шаг и сокращая расстояние между собой и распростертой на земле женщиной. Их губы все время были неподвижны, и лишь изредка Микото замечала, что они шевелятся.
«Саске! Итачи!» - будто теряя рассудок, закричала мать, пугливо протягивая руки к парням, сотканным из тумана. Но так подлинно они похожи на ее сыновей! Радость, в которую добавляло своего яда безумие, горькая радость нахлынула на женщину. Эти крики, которые вырывались из ее уст, рассеивались в пространстве, даже не затрагивая слух. «Немые крики, разделяющие все происходящее на бытие и реальный мир? Все настолько непредсказуемо… Итачи, Саске, неужели… это вы? Вы вновь пришли навестить меня?» Надежда с завязанными глазами, слепая надежда – она озарила неистовствующую женщину.
Ногти тяжело провели по каменной надгробной плите, издавая скрежет, режущий слух, ломаясь под натиском. Полураскрытый рот, губы, искусанные до крови, едва двигались, шепча имена сыновей, и рубинные струи, смешивающие со слезами, пробирали свой путь к морщинистой шее.
- Мама…. – Итачи подошел к плачущей женщине и неслышно обнял ее за плечи, - мама, пойдем с нами….
Слегка дотрагиваясь до волос сына, Микото вздрогнула и ужаснулась. Это прикосновение. Прикосновение света. Неощутимая нервами кожи плоть. Это не ее сын. Это призрак.
- Нет! – женщина оттолкнула от себя того, кто называл ее матерью, но руки прошли через расплывчатое полотно.
- Мама…. – медленно подошел к брату Саске и схватил Микото за руку, - мама, идем с нами. То, что ты видишь, не что иное, как призраки, пришедшие отвести тебя к душам.
Мать была озадачена. Эти люди… Призраки… Они так похожи на ее сыновей… Милых, ласковых, любящих Итачи и Саске. «Что делать? Что ответить? Какое решение будет правильным?» Все мысли переплелись в одну, создавая шумную сумятицу и хаос. По спине прошелся необузданный холод. «От моего лишь решения зависит моя же судьба. Пусть хоть на немного, но я увижу милые лица. Увижу то, что было спрятано от меня в течение многих лет. Пусть моя душа наконец найдет пристанище….»
Слезы задрожали на ресницах. Слезы радости, непонимания. А может быть, счастья?
- Идем с нами, мама, - Итачи не выпускал ее руки из своей, и крепко держа ее, поднялся. Его взгляд, такой же нежный и тонкий, как много лет назад….
Они шли в безмолвии. Микото боялась спросить хоть что-либо, созерцая все безрадостно и спокойно. Будто она сейчас окунулась в ледяную воду. Какие-то врата, окутанные темнотой и некой тайной, предстали перед ней. За ними другой мир, который скрывает себя за тринадцатью замками.
Глаза так плавно закрываются. Сон, долгожданный, приятный сон. Сон, от которого нет пробуждения…

18:41 

Пламя догорающей свечи

RainyLegend
Название: Пламя догорающей свечи
Автор: RainyLegend
E-mail: tabita312@mail.ru
Фендом: Наруто
Жанр: angst, психология, философия, ЮРИ
Персонажи: Хината, Темари, Неджи, Сакура, Шино, Гаара.
Пейринг: Тема/Хина, Шино/Тема.
Саммари: Любить себе подобную – каково это?
Дисклеймер: отказываюсь
Размещение: нельзя, где надо, сама размещу.
Предупреждения: ООС, расхождение с мангой, современный мир.
Статус: закончен
Размер: мини
От автора: Ну, мне захотелось в кои веки внести разнообразие в скучный мир х) Не знаю, хорошо ли, плохо ли. В общем, сами увидите.
От беты: Где нашла, там исправила.
Посвящается: Aivi (ну не могу я тебя Рейрой называть, не могу. Х) ).


Высокая девушка с длинными, развевающимися по ветру золотистыми волосами, одетая весьма красиво и элегантно, уверенно шла по аллее, как по подиуму, стуча каблуками лакированных туфлей. Развязно. Никаких фальшивых движений. Прекрасная походка, легкий стан, улыбающиеся алые губы, размеренные движения – все в ней заставляло прохожих мужчин в восхищении сворачивать головы. Роскошная женщина! Никаких изъянов! Для них – кукла, которой можно любоваться, для себя – отчаянная, ни на что больше не надеющаяся дура, которая не смогла спасти свою любовь. Хрупкую любовь… к девушке.
Все замечали в ней внешнюю привлекательность, ее прекрасное, ярко выраженное женское начало: крутые бедра, пышная грудь, тонкая талия. Гладкая, бархатистая кожа, до которой один лишь раз коснувшись, хотелось дотрагиваться еще и еще. Идеальная подруга для совместных развлечений, завоевавшая популярность почти у всех знакомых парней.
Но никто не видел тоски, погруженной в глубины глаз. Невидимой тоски по единственной любви. По Хинате.
Может быть, для кого-то это будет звучать глупо, кто-то элементарно отвернется, сплевывая от отвращения, для кого-то это не представит никакой информации и смысловой нагрузки. Но она любила. Любила по-настоящему, трепетно, вкладывая в это всю нежность. Любила до конца. И в один момент убийство боготворимой девушки каким-то преступником, хладнокровно вонзившим в ее трепетное сердце нож, просто привело ее в транс, из которого она не может выйти до сих пор. С ее смертью жизнь стала лишенной смысла. «Зачем жить, если я больше никого не полюблю? Зачем тосковать, если я теперь никому не могу пожаловаться? Ты унесла с собой в могилу нашу тайну. Тайну, повенчавшую нас. Может быть, ты смеешься, видя, что мои глаза надрываются от слез, которые я проливаю над твоей фотографией по ночам. Видя, как я разыгрываю эти спектакли с моей ветреностью. Но я свято верю, что ты тоже любила. И любишь до сих пор. И почему? Сама не знаю. Но слишком стеклянной была любовь, и ее лоскуты больше не украшают венец».
Лучшие подруги, всегда проводившие время вместе – таков идеал настоящей дружбы между девушками. И они являлись этой идиллией. Они упивались временем, которое проводили друг с другом, хранили секреты, и дружба переросла в нечто необычное, волнительное. Прекрасное.
А теперь… Что говорить теперь, если эта пора потеряна в веках навсегда. Ее не вернуть, даже если продать душу дьяволу. Сейчас она вынуждена таскаться с нелюбимыми людьми, ища покровительство у сильных мира сего. Только ради чего?
- Смотрите, какой свет снизошел на нас! – розоволосая девушка с живым блеском в глазах, опирающаяся на металлическую ограду, окружающую тротуар, презрительно смерила Темари, которая усердно рылась в сумочке в поисках зеркала, взглядом и окликнула ее.
Вновь спектакль, который не может иметь конца. Снова маска, полностью закрывающая личность от посторонних глаз. Правдоподобный фарс.
На этот язвительный голос обернулось несколько человек, которые знали и Сакуру, и Темари. Обернулись, непонимающе созерцая начинающееся представление. Интересный спектакль, в котором актеры уже заняли свои роли.
Никто из них не вдавался в подробности происходящего, только переглядывались в предвкушении чего-то действительно интригующего.
Начало пьесы. Занавес открывается, обнажая сцену.
Перед тревожащейся Темари возник Шино, очередной парень, игрушка в женских руках, которые никогда не любили ласкать мужчин, и взял ее за воротник шелкового пиджака:
- А я и не надеялся тебя увидеть здесь, - сухо сказал он и потянул ткань к своему лицу, - Где ты была, ну-ка, расскажи мне? С кем ты сегодня спала? Кто этот счастливчик?
«Спала? Я никогда по-настоящему не спала с мужчинами, я просто трахалась, доставляя кому-то удовольствие. Забывая, что я женщина. Закрывая глаза на то, что люблю мертвеца, потухшему взгляду которого отдала все эмоции и чувства. Угасая. Разве этого нельзя понять?»
Зеленые глаза с наигранным ужасом смотрели на парня, ресницы быстро хлопали. Все было бы правдоподобно, да сердце не билось от страха. Оно привыкло к такому отношению.
Темари могла просто сказать ему: «Отвяжись». А могла молча наблюдать за тем, что с ней делают. И почему-то предпочла второе, зажмурившись и невольно отвернувшись в ожидании пощечины. «Ударь меня. Я все равно не буду твоей никогда».
- Не твое дело, - прошептала девушка, тряхнув золотом прядей, раззадоривая противника.
- Посмотри, засосы! Кто тебе их поставил? А? Отвечай, когда с тобой разговаривают!
И он молниеносно ударил ее, звонко отчеканивая шлепок по щеке. Не знать, что творится в душе своей девушки, не понимать ее чувств – и он хочет сказать, что любит или, по крайней мере, любил ее?
А она обманывает его. Он не нужен ей, она нуждается лишь в своей Хинате, единственной, кто имел над ней власть. Она ветрена, но только из-за того, что уже лишилась любви, которую возводила на почетный пьедестал скучной, проклятой жизни. Безвозвратно, чтобы сгореть дотла.
«А я помню, как мы провели первую ночь вместе. Это было ирреально, неправильно, но мы знали, на что идем. Отдавались во власть упоения. Я гладила тебя по щекам, мокрым от слез, прижимая к своей груди. Под черным покрывалом ночи я видела отблеск лунных глаз, с нежностью глядящих на меня. Каждый твой несмелый поцелуй, каждое прикосновение заставляло меня задыхаться от наслаждения. И ветер, танцующий над пропастью во тьме, окутывал нас своей дымкой, бездна, поглощающая нас с головой, ласкала наши тела. Руки невольно обхватывали шею, чтобы ты почувствовала, насколько сильна моя любовь. И губы, переплетенные в экстазе, шептали лишь три слова, наверное, главных в моей жизни: «Я тебя люблю». Горячее дыхание, приближающееся к шее, дарило ощущение, что я не одна в этом мире. Влажные уста, целующие твои, проникающий вглубь язык. Обжигающий, сладостный огонь разгорался внутри. Мы были… счастливы?»
Шино вновь ненавидяще занес руку над девушкой, пока бодрый, бесстрастный голос не остановил его.
- Отойди от нее, - безразлично сказал Гаара, подав сестре руку, и, заехав кулаком по неприятному лицу Абураме, обратился к негодующему парню, сплевывающему кровь, - Ты как шакал. Пустой внутри шакал. Ты видишь лишь то, что хочешь видеть. И веришь лишь тому, что видишь.
Красная от пощечины кожа Темари быстро пришла в нормальное состояние. На щеках вновь заиграл живой румянец, но глаза были все так же печальны. Она не забудет этого никогда. Разрушенная жизнь, сошедшая на «нет». Заледенелое сердце, разбитое вдребезги.

Два силуэта, девушка-блондинка и сопровождающий ее красноволосый парень, сестра и брат, становились все дальше и дальше. Все присутствующие здесь смотрели им вслед, прокручивая в голове произошедшее. То, чем можно было позабавиться. Игра актеров, не более.
Тихий шелест листвы разбудил замерших прохожих, возвещая о продолжении дня. Солнце ласково озарило аллею, лучами скользя по ограде. В тени одинокого дуба, раскинувшего свои ветви неподалеку, стоял парень, прислонившись к стволу старого дерева.
- Сама виновата, - тихо проговорил он, стряхивая с себя стружки, отколовшиеся от коры. Он знал, непременно знал о чувствах Темари к его сестре. И знал, что была взаимность со стороны Хьюги. Неджи посмотрел на плывущие над его головой облака и вновь нарушил тишину, обращаясь неведомо к кому, - Ну что, Хината, ты довольна?

18:40 

Ноябрьский дождь

RainyLegend
Автор: RainyLegend
E-mail: Tabita312@mail.ru
Название: Ноябрьский дождь
Фендом: Наруто
Жанр: ангст, дарк.
Персонажи: прочитаете, узнаете.
Пейринг: нет
Дисклеймер: отказываюсь
Предупреждения: ООС, расхождения с мангой.
Саммари: Она бессильна против этого…
Статус: закончен
Размер: мини
От автора: Воспоминания. И только…
Посвящается: Мистерии)))

Она сидела, обдуваемая всеми стремительно холодеющими ветрами, на густой, засасывающей грязи, под проливным дождем, от которого в памяти пробуждалась ностальгия, в этот момент забытая всем и всеми. Просто безвозвратно ушедшая, стертая с могильной плиты похороненного сердца. Заброшенная в дальний уголок души. Та, что девушка пыталась выжечь из своего сознания до самого конца.
Здесь она начинала свой путь, чтобы когда-то закончить его. Прожить жизнь для последнего спасительного вздоха, который не давала сделать пожирающая тьма, окутывающая ее тело и разум покрывалом страданий.
И на ресницах ее дрожали брызги, застывшие от холода и времени, помутневшие ледяные брызги ее слез. Наверное, слез покоя. Умиротворенности. Тишины.
Она потеряла счет минутам, словно в каком-то оцепенении, сидела и внимательно вглядывалась в небо, начинающееся смеркаться. Звездная пыль на темно-синем бархате сверкала по-особенному, вкладывая в это сияние всю душу. Серебряный луч в полумгле осветил темную аллею, вырисовывая собой полоску тусклого света.
Этот светящийся проблеск в ночи. Отражение разбитых стекол на дне морей или, может быть, осколки разорвавшейся души, умчавшейся вверх, чтобы не страдать и больше не знать боли.
Она ощущала мертвое, полное густого, могильного смрада дыхание. Скрежет зубов и размах разрезаемого лезвием воздуха. Смутные очертания, едва уловимые невооруженным глазом. Она замечала чье-то скорбное присутствие здесь. Оно близко, слишком близко, чтобы была возможность убежать или скрыться из виду. Уйти в небытие - возможный единственный вариант избавления от тушителя вневременно догорающих свеч - Смерти.
Она смотрела в очи небес, лившие свои бесчисленные слезы на ее лицо, которые перед тем как смешаться с собственными проявлениями бесчувствия девушки, разбивались об ее подбородок, щеки, губы, ничуть не кривившиеся в предсмертной агонии. Ее жизнь вырывали из рук друзей и родных. Навечно.
Всего лишь игрушка в руках судьбы, сломанная неосторожным движением веточка вишни, засыхающая теперь навсегда, не имеющая ни следа надежды на живительную влагу. Она не понимала, что происходит, ее человеческий разум далек от постижения горестной истины.
Взгляд лишенных осмысленности зеленых глаз неподвижно обращен к небу, взывая к справедливости. Хотя, какая может в этой жизни существовать справедливость, если здесь ты больше не услышишь родных голосов….
Она уходила, возвышаясь над бездной мирской, в таинственный край, где к не достигнутому руками на земле можно было с легкостью прикоснуться. Она оставляла это земное бремя, возвышаясь к облакам, подгоняемая стаей черных птиц. Кажется, лебедей, жалобно взмахивающих крыльями …
Сердце стонет под порывом плача, воспламеняя тайный сад души. Сад с засохшими цветами и деревьями, некогда благоухающими и дарящими тепло и радость. Теперь ничто, только пепел, развевающийся пустынным ветром скорби. Он не сможет осушить слезы. Не сможет стереть из памяти ее образ.
Сакура, скажи, что там, за рубежом, где заканчивается жизнь?

18:38 

Нарушая все запреты....

RainyLegend
Название: Нарушая все запреты…
Автор: RainyLegend
E-mail: tabita312@mail.ru
Фендом: Наруто
Жанр: death, angst, драббл.
Персонажи: не скажу. Сами узнаете.
Пейринг: см. выше.
Саммари: Все преступления будут наказаны…
Дисклеймер: отказываюсь
Размещение: нельзя, где надо, сама размещу.
Предупреждения: ООС, расхождение с мангой.
Статус: закончен
Размер: мини
От автора:
От беты: Где нашла, там исправила.
Посвящается: Black Blood. Ты красотка, и этот фик по праву посвящен тебе.

Главная улица Конохи, ведущая прямо к резиденции Хокаге, в эту запомнившуюся всем ночь была усеяна фонарями, источающими свой благодетельный свет на землистую дорогу. Тускло мерцающие звезды были ничем по сравнению с электрическими светилами, завладевшими настроениями людей, и так рьяно опьяняющими золотистыми отблесками, выделяющимися на отчаянной материи. И ни души.… Лишь робкое дыхание пробивается сквозь сумерки и навевает ужас. Судорожная дрожь проходит по спине, которую чувствует каждый нерв кожи. Луна льет печальный свет на путь, освещая его, и давая неверной женщине покинуть свой дом и идти навстречу желаниям.
Ночной свежестью был полон воздух, и где-то тонкая нить пронзительного, нежного аромата прорывала пространство и заставляла принюхиваться к ней. Темное небо было обрызгано миллионами мигающих звезд, норовивших предстать перед восхищенным человеческим взором во всей красе, но, не удержавшись на пьедестале, одни из них терялись в невесомости, оставляя за собой одно лишь воспоминание: блистающий след. Гробовая тишина нависла над головой, и только нерешительные, почти неслышные шаги нарушали ее.
Сквозь мрак холодеющей ночи беспокойно кралась женщина. Красивая молодая женщина, которая не следовала традициям и обычаям, а предпочла семье порывы страсти. Нет, она никогда не хотела выходить замуж за нелюбимого мужчину, но лишь честь клана заставила ее отречься от любви. От своей любви к представителю другого, конкурентного клана. Но разве человек может приказать себе не любить? Разве человек может приказать себе забыть свои старые связи? Сердце не заставишь покориться разуму, оно следует только своим ощущениям. Это было понятно еще нашим предкам, которые давали свои мудрые советы нам, потомкам. Так чего же добиваются главы кланов, распоряжаясь судьбами своих людей?
Они думали, что смогли одолеть ее характер, характер незыблемой Микото Учиха, вскормившей своей грудью самого сильного представителя клана – Итачи, но они ошиблись. Непростительно ошиблись и поставили под угрозу свою честь…
Бесстрастные черные глаза вглядывались в беспросветную даль, выискивая нужный дом, хотя ноги уже сами шли к назначенному месту. Помнили, ведь это повторялось каждый день, вернее, каждую ночь. Лишь одно было удивительно: то, что муж изменницы до сих пор не почувствовал неверности.
Черноволосая женщина незаметно проскользнула в дверь, над которой виднелись два искусно изображенных иероглифа, к которой она так упорно шла, не боясь ни позора, ни наказания. Ровным счетом ничего. Желание волной захлестнуло ее и заставило покорно идти у себя на поводу. Сейчас ей это необходимо, она хочет чувствовать себя вновь нужной и боготворимой, чтобы по праву можно было сказать: «Да, она великая женщина».
Микото толкнула дверь в особняк, которая без скрипа и лишнего шума отворилась, отдавая пришедшую на любые возможные последствия.
- Я пришла, - ровный вроде бы голос с проскальзывающей в нем нотой беспокойства, тихо прозвучал среди пустой комнаты. Сердце сильно стучало и выдавало предполагаемый страх. Страх быть пойманной и брошенной. Страх потери. Страх бесчестья.
Ей ответила лишь глухая тишина, царившая в этом помещении. Зато чьи-то сильные руки нежно обхватили ее сзади, крепко прижимая любовницу к плотному мужскому телу. Невольный стон выбился из груди, заглушая чувство охватившей неожиданности. Полные, чувственные губы поцеловали в шею, оставляя на коже мокрый след.
- Хиаши, - вожделенно прошептала женщина, сжимая в ладонях воротник кимоно. Шелковая ткань непростительно зашуршала, разрушая покой неспящих.
- Тише, - Хиаши закрыл ей рот рукой и расплел ее косу, проводя ладонью по мягким черным прядям. Его пальцы спускались все ниже и ниже, лаская ее красивое тело. Бархатистая, упругая кожа…. Он нажимал на нее, доводя до красных пятен, а Микото лишь постанывала от нахлынувшего блаженства.
Каждое его движение, каждое прикосновение дарило ей то, чего она не могла испытать с мужем – наслаждение от соития. Искусно играющий этюд, приносящий чреву удовольствие. Прекрасное ощущение… Она заплатит любую цену за возможность провести хотя бы еще ночь с любимым мужчиной.
«Грех.… И что с того? Я человек, я женщина. Я должна любить и быть любимой».
- Микото…
Губы приблизились к ее губам и впились в них, выжимая медовые реки. Руки проскользнули и начали раздевать женщину, тихо гладя плечи. Обжигающее кровь желание. Языки страстно заиграли во ртах влюбленных, даруя еще большее наслаждение. Где-то в потаенных местах разгорался огонь страсти, неминуемый огонь, восстановившийся из пепла. Мелкая дрожь прошлась по всему телу, но это была сладкая дрожь нетерпения. Микото вцепилась в длинные волосы Хьюги пальцами и намотала прядь. Они счастливы, что может быть лучше? Измена – она не задумывалась об этом, а просто следовала удовольствию.
Неожиданно Учиха покачнулась и упала, на кровать. Безумие воцарилось в ее опустевших в миг глазах, но любовник не увидел этого. Он лишь продолжал ласкать ее и дарить уже не нужное ей наслаждение.
- Стой, подожди…
Она оттолкнула мужчину от себя и молниеносно выбежала из особняка, на ходу накидывая кимоно и завязывая пояс. Она не понимала, почему у нее появились сомнения, не понимала, почему бросилась бежать. Просто один раз в жизни она доверилась своей интуиции, внутреннему позыву, призывающему спешить. «Беги, Микото, беги, ты должна спасти». А кого спасти, она не знала, но, не раздумывая, бросилась в спальню, где должен был отдыхать Фугаку.
Она переступила порог, едва дыша от накатившей усталости. Сердце готово было выпрыгнуть из груди, оно стучало непозволительно громко, выдавая испуг и смятение. Капля холодного пота скатилась по щеке. И через несколько мгновений неверная жена осознала причину своего страха.
Пред глазами предстала картина, от которой заледенела кровь в жилах. Казалось, она не видит всего этого, она не пыталась этого осознать, а меж тем холодный блеск металла в ночном сумраке пронесся около ее горла. «Вот оно, воздаяние за мой грех», - не успела подумать женщина, как закричала. Сквозь сон, сквозь пустоту. Царящий здесь мрак. Боль пронзила ее шею, на которой остывали поцелуи любовника. Сочащаяся из раны кровь, превращающая серебристые цветы на кимоно в алые, расцветающие на поле боя. И до невозможности знакомый мужской голос прорывается сквозь густую пелену.
- Прости меня, мама, у меня нет другого выбора….

18:37 

Малиновая тень

RainyLegend
Название: Малиновая тень
Автор: RainyLegend
E-mail: tabita312@mail.ru
Бета: никто не проверял.
Фендом: Наруто
Жанр: романтика, драма, POV Сакуры.
Персонажи: Сакура, Итачи.
Пейринг: Ита/Саку
Рейтинг: PG-13
Саммари: Я не могу тебя забыть…
Дисклеймер: отказываюсь
Размещение: нельзя, где надо, сама размещу.
Предупреждения: ООС, расхождение с мангой.
Статус: закончен
Размер: мини
Посвящается: Azia

Вино…. Сладкое вино, которое я припасла на этот вечер. Обжигающее вино с ярко выраженным малиновым вкусом, которое ты так любишь. Я ищу в нем утешения и ласки, которых мне сейчас как никогда не достает. Я ищу в нем сострадания и любви, но это всего лишь вино….
Когда я смотрю в бокал, то в алкоголе, наполняющем его, я вижу слабое мерцание, похожее на блеск рубина. Это сияние каким-то образом придает мне живительных сил, распространяясь по гладкому прозрачному хрусталю. Жидкость медленно стекает, равномерно распределяясь по поверхности, чтобы вновь очутиться на дне. И я жажду выпить все до последней капли, будто это блаженный нектар. Я вижу в этом бокале твою смутно очерченную тень.
И я сразу подношу ее к губам. Это сверкание ближе к глазам, оно становится ярче и ярче и почти слепит их. А может, это мне кажется? Всего лишь безнадежность и уныние….
Электрический луч мягко освещает комнату, ровно обтекая все предметы, от чего тени становятся огромными и толпятся, падая на пол. А тебя все нет и нет, а я жду, и буду ждать, пока ты не придешь.
Я снова встречаю вечер одна. Наедине с бокалом, который скоро наполнится новой порцией вина. Я вижу в нем спасение своей души от скуки, будто многолетний груз, все это время тяжелящий мое сердце, становится легким и даже невесомым. Я чувствую, как алкоголь заволакивает мое тело, что сознание уже не повинуется рассудку.
Я пьяна, да, я пьяна. И вино разбавляет мою печаль, захватывая ее, превращая вместе с собой в хмельной пар. Мне легче, да, мне легче, вся обыденность и повседневность одолевает меня…. Я ухожу от нее, забывая о ее существовании хотя бы на несколько часов.
А ты медленно отдаляешься от меня. Я больше не нужна тебе, верно, ты меня избегаешь. Ты уходишь и не говоришь, куда. Ты больше не со мной…. Ты пьешь малиновое вино не со мной….
Я желаю тебя вот уже на протяжении нескольких дней. Горю пламенем, а тебя все нет и, скорее всего, не будет. А больше мне никто не нужен, только ты. Но теперь я для тебя всего лишь прохожая. Пустота вновь воцарилась в моем сердце, но я так же надеюсь на то, что ты вернешься.
А вино медленно захватывает меня. И веки мои смыкаются под тяжестью свинца, заставляя меня вздрагивать. Я помню все, и в то же время не помню ничего. Я помню лишь твою улыбку и нежные губы…. Но теперь их нет.
Итачи, я люблю тебя, но тебя со мной больше нет. И меня нет, ведь я пьяна….

18:35 

Апокалиптика. Фик.

RainyLegend
Название: Апокалиптика
Автор: RainyLegend
E-mail: tabita312@mail.ru
Бета: нет
Фендом: Наруто
Жанр: deathfic, ангст, стихи, POV Анко в конце.
Персонажи: Какаши, Анко.
Пейринг: Кака/Анко
Рейтинг: PG-13
Саммари: Жизнь так коротка.… Но по сравнению с чем?
Дисклеймер: отказываюсь
Размещение: нельзя, где надо, сама размещу.
Предупреждения: ООС, расхождение с мангой.
Статус: закончен
Размер: мини
От автора: ПРИМИТИВ и банальщина! Сопли, слюни, в общем, жесть! Не знаю, что на меня нашло написать о таких персонажах. Но все вышло достаточно ПРИМИТИВНО. Короче, не буду Вас доставать раньше времени. Читайте, удивляйтесь ПРИМИТИВУ.
От беты: Ошибки исправлены, к прочтению готово.
Посвящается: Beautiful Mystery – за то, что ты есть. За то, что я сумела с тобой подружиться. За то, что ты настоящий друг, с которым есть о чем поговорить.
Reira: Я наконец-то назвала тебя так. Х) За то, что ты талант. За то, что ты прикольная. За то, что ты хороший друг.
Konzaki: За то, что ты моя племянница. За прекрасные фики. За все.
Kona4ka: За твои старания. За нашу дружбу.
Painless: За все. За понимание. За дружбу. За фики.
Black Blood: За творчество. За то, что ты первая разглядела меня на этом форуме.
Lelikas: За произведения. За красоту мысли.
Нэко ню: За выдержку и мужество!
~Lucy~: За то, что ты хотя бы понимаешь мои бзыки.
Seya^^: За то, что ты хороший человек. За нашу крепкую сестринскую любовь.

Я очень надеюсь, что Вам понравится, несмотря на то, что это далеко не оригинально.

Апокалиптика.

- Анко… - потухающий голос Какаши, заглушаемый каплями, разбивающимися об рельефный пол, эхом раскатывался по темной сырой комнате, едва освещаемой сотней тусклых факелов. Вода, текущая по трубам, проходившим по потолку, пробиралась сквозь мелкие трещинки в своем металлическом заточении, вырываясь наружу.
- Какаши! – в исступлении отозвалась девушка с нарисованным на лице испугом. Кто бы мог подумать, что это и есть шутница Анко, любившая сладости? Кто бы мог подумать, что счастливая жизнь ее оборвется на этом этапе? В грязной дыре, где, наверное, встречали свой конец и другие шиноби, где царил нестерпимый ужас. Здесь под аккорды страха принимал свой финал Хатаке Какаши, копирующий ниндзя Конохи, пораженный змеиным саннином.
Его измученный, затуманенный взгляд заскользил по напарнице. Ее каштановые волосы, окровавленные от прошедшего боя, были хаотично рассыпаны по плечам, бросая мягкую тень на белую кожу лица. Глаза цвета ее любимого лакомства, шоколада, устало закрывались, отчего слезы, бегущие по грязным щекам, ускоряли свой ритм.
А он лежал на ее руках – мужчина, слишком молодой, чтобы умереть. Но смерть уже запустила свои когти под его кожу, вытаскивая их него живую силу. Участь предрешена – и изменить ее нельзя, какие старания к этому не приложишь.
- Анко, - вновь произнес беловолосый шиноби, снимая маску с лица обессиленной рукой, норовившей упасть, - а ты ведь знаешь, я ничего не смог добиться в этой жизни. Не женился, не завел детей. В мои годы Минато-сенсей уже стал четвертым Хокаге, Дзирайа-сама достигнул звания легендарного саннина, - шиноби вздрогнул от нестерпимой боли в груди и горько улыбнулся. Разорванная куртка, кровоточащая рана, раздирающий ком поперек горла. «Мы всего лишь люди. И только смерть способна показать, насколько ничтожно человеческое тело. Мы простые смертные, марионетки в руках Богов».
- Я даже не дочитал последнюю главу «Приди, приди, рай».
- Дурак! – разъяренно, но в то же время тяжело крикнула Анко и закрыла лицо руками. Она ничего не могла сделать. Какой козырь имеет человек против жнеца? Она бессильна против этого, как и любой другой. На ее руках умирал любимый человек, но это только паутина, затягивающая ее в свои недра. Но одно она понимала: герои должны умирать. Как бы ни было мучительно больно. Но куноичи не верила. Отказывалась верить, - Ты не умрешь, слышишь? Не умрешь.
А ведь это лишь слова. Чем может помочь куноичи без чакры, не имеющая за душой ничего, кроме надежды на чудо?
Какаши судорожно заметил, что плечи напарницы затряслись в беззвучном рыдании. И лишь редкие всхлипывания говорили о ее состоянии.
- Анко, не плачь, - мужчина протянул руку к щеке девушки, - я всего лишь умираю.
Девушка непонимающе посмотрела на него, как в каком-то оцепенении, потеряв счет времени. Непонятные слова друга, пронизывающие сердце насквозь, причитали внутри нее. «Я всего лишь умираю», - неужели эти слова должны стать венцом страданий?
Шиноби непроизвольно поморщился и закрыл глаза. Навсегда. Вопль вырвался из груди, отчаянный вопль страдания. И слезы перестали струиться. Девушка замерла и….

Я буду биться до конца.
Угасший свет не возвратится,
И жизнь увядшего юнца
Навеки не воспламенится.
Я буду биться за конец,
За эту боль, за эту муку,
Как несгибаемый боец,
Отважно жертвуя разлукой.
Я отомщу, и жизнь моя
Предстанет перед всеми адом,
Я буду биться до конца,
Не убивая только взглядом.
И месть моя коснется всех:
И виноватых, и невинных.
Пусть это будет слыть за грех,
Я отомщу за горсть недлинных
Ночей твоих. И пусть цветут
Зла хризантемы, распускаясь.
Нашла я только здесь приют.
В долине тьмы, где есть лишь память…
Я буду биться до конца,
И хоть мои потухнут очи,
Я буду вспоминать юнца,
И эти сладостные ночи.
И я уйду во мглу морей
Вглубь погружаясь, сгину в ночи.
За горсть твоих недлинных дней,
За дорогие сердцу очи.
Не страшно умирать, когда
Я знаю, что с тобой увижусь,
Меня затянет в дно вода.
И этот мир я ненавижу
С тех пор как ты покинул свет.
Я проклинаю скорбь и жалость
Лишь оттого, что звон монет
Не сможет искупить усталость».

@темы: Фик.

16:33 

Хмммм....

RainyLegend
Здравствуйте, мои дорогие ПЧ! Надеюсь, у вас жизнь не тяжела.
У меня же все запущено и неинтересно…. Жизнь моя, по крайней мере, сейчас, густо окрашена в черно-белые цвета. Вчерашний день мне запомнился больше всего из-за невыносимого, необъяснимого, непонятного состояния. Так хотелось плакать…. Везде проблемы! Ссоры, упреки, разочарования…. Тупо.
Сейчас мои слова звучат, как у заядлого пессимиста…. Но это так, хотя и верю в лучшее.
Доооо, хотя поднимала себе настроение одним ооочень рисковым делом – комментировала фотки учителей в контакте. Представьте, что я там накомментировала!
И важная для меня тема: с каждым днем я все больше и больше уверяюсь, что парни, которые мне нравятся, уроды полнейшие. И морально, и физически.
Амир – последняя моя пассия, позавчера обосрал меня при всем форуме! А я поскупилась на слова и попробовала ответить лаконично, сухо и вежливо. Но в душе просто-напросто орала матом!
Все, нет больше сил…. Каждый день – что-то новое….

@музыка: System of a Down - Violent Pornography

@темы: Отстой, учителя, отношения.

Дневник Фокса Микки

главная